Посох из кости единорога

Посох из кости единорога

Что такое посох? Этот предмет нельзя назвать ни тростью, ни клюкой, ни шестом — он объединил в себе качества всех этих предметов. На него опирались странники, воины с Востока успешно использовали его в бою, а волшебники из древних легенд превращали в могущественный артефакт, наделив магической силой. Первообраз царских скипетров, церковных жезлов, и тех, что используют светские лица — пастушеский посох.

 

От шумеров к Саруману

С древних времен посох был неизменным спутником человека, невзирая на его сословие: нищий пастух брал его с собой, охраняя вверенное стадо, а шумерский народ почитал его за царскую регалию, причем самый простой, без каких-либо украшательств. Считалось, что для этой реликвии не нужны были никакие украшения, потому что сила крылась не во внешности, а в “составе” — важным был материал, священное дерево, из которого его изготавливали. Шумеры верили, что он наделит повелителя божественной силой, способной защитить его земли и людей. Египтяне считали посох одним из символов солнца, но гораздо ярче его значение в Стране Фараонов проявилось в виде Скипетра Уас:

Уас был в древние времена видом фетиша, в котором, как подразумевалось, заключены целебные силы подземного демона, похожего на собаку или шакала. Уас состоит из раздвоенной внизу палки, которая вверху оканчивается головой животного (обычно шакала). В руках богов он становится скипетром благополучия и символом здоровья и счастья. До Среднего царства умершему давали с собой в могилу деревянный скипетр уас, чтобы тот мог применить его для пользования божественными благами.

Иероглиф Уас изображается в виде жезла, который держат фараоны, боги и влиятельные чиновники, и обозначает слово “власть”.

В Европе каждый уважающий себя друид опирался на посох в повседневной жизни. Со стороны это выглядело так, что немощный старец использует длинный шест в качестве клюки, но все знали — на самом деле друид заключил в посох свою магию. Изготовленный из дерева, но имеющий необычную форму, с навершием, украшенным мощным (или не очень, как повезет) артефактом, этот вечный спутник старого мага был средоточием его волшебных сил, концентрацию которых увеличивали нанесенные на поверхность посоха руны. Поверье гласит: друид, который потерял или сломал жезл, лишается своих способностей. Хороший пример — толкиновский Саруман, который утратил все силы вместе с посохом. Отмечу, что при написании своих книг Толкин часто опирался на народные поверья и легенды.

Христианские пастыри тоже не прочь были воспользоваться посохом. Я упоминала в начале статьи, что его прообразом стал посох пастуха, даже внешний вид сохранился, и это не случайно: длинная палка с изогнутым навершием, напоминает пастырю, что он должен заботиться о своей пастве, как пастух о вверенном ему стаде овец. Патерица — особый архиерейский посох — сегодня является неотъемлемой частью облачения священнослужителей высших чинов (кардиналов, аббатов, архиереев и т. д.).

Но не только духовенство “вооружилось” посохами” — их вечные противники, “слуги дьявола”, ведьмы и колдуны, тоже не собирались уступать в силе. Их крючковатые, награжденные острыми сучками (по крайней мере, так их изображают) жезлы не имели кристаллов и амулетов, но вполне справлялись с поставленной задачей, например, установить нужную погоду над деревней. Простой люд тоже не чурался этих приспособлений, веря в десятки примет: одним из самых популярных было поверье о “змеином посохе” — палке, которой удалось убить змею. Если этой палкой сопровождать живность на ярмарку, то скот удастся продать с большой прибылью для себя. Верили и в то, что “змеиный посох” не пускает в дом злоумышленников, отводя им глаза, преграждает путь нечистой силе и помогает новорожденному прийти в этот мир быстро и безболезненно, без вреда для его матери и самого малыша.

Но это все общая информация, однако существуют посохи, практически получившие собственное имя, которым они обязаны людям, в чьем распоряжении находились. Об одном из них и пойдет речь.

Посох единорога

О жизни и смерти Ивана Грозного ходят легенды. Одна из них касается посоха, с которым, как говорят, великий государь почти не расставался. Именно этот жезл стал спутником царя на многочисленных художественных полотнах и в кинофильмах (в исторических документах он тоже упоминается), но историки так и не пришли к единому мнению о том, как он выглядел и откуда взялся. Самыми популярными стали две версии.

Версия первая, чудотворная.

Некогда апостол Иоанн подарил преподобному Авраамию Ростовскому чудодейственный посох, увенчанный крестом, которым тот впоследствии сокрушил изображение Велеса (каменное “Идолище поганое”, якобы наводившее ужас на обитавших вокруг озера Неро язычников из финно-угорских племен). Благочестивый старец основал на этом месте Авраамиеву обитель (кто бы сомневался, нельзя же намоленной землей впустую разбрасываться), где после появился Ростовский Богоявленский монастырь, в котором основатель и был потом похоронен. По легенде, еще в детстве Ивану Грозному предсказали, что, если посох Авраамия Ростовского достанется ему, то царь сумеет завоевать многие земли. В 1551 году, когда государь обходил святые места перед походом на Казань, в числе прочих он посетил и Богоявленский монастырь. Монахи показали ему святыню, а гость повелел снять с нее крест и оставить в монастыре до поры. Сам же посох Иван Грозный забрал с собой. После того, как Казань была завоевана, царь послал в Авраамиеву обитель дары (книги и иконы) и мастеров, которые должны были построить там каменный храм в честь Богоявления. Однако считается, что он завладел посохом неправедным путем, и никакие дары не смогли расплатиться за этот грех. Кара пришла в виде смерти первого русского царевича, долгожданного наследника престола, Дмитрия Ивановича: младенец умер по пути на богомолье в один из монастырей.

Вторая версия, мифическая.

Согласно этой трактовке, знаменитый посох был куплен царем у иноземных купцов (полагают, что у англичан) за фантастическую сумму — 70000 рублей. То ли весь он был вырезан из кости, то ли одно навершие — не суть. Важно то, чья это была кость: ни много, ни мало, а кость единорога! Вообще, мелькает какое-то особое отношение к мифическому созданию — зверь появился даже на обороте царской печати, а потом, в 1757 году — на лафетах одноименных гаубиц, названных так в честь герба Шувалова, поставившего их на вооружение.

Посох поначалу использовался только в ходе торжеств, но ближе к закату своей жизни Грозный не расставался с ним и в повседневности, видимо, надеясь на чудо и хотя бы частичное восстановление ослабевающего здоровья.  

Лета 7089-го государь царь и великий князь Иван Васильевич сына своего большаго, царевича князя Ивана Ивановича, мудрым смыслом и благодатию сияющаго, аки несозрелый грезн дебелым воздухом оттресе и от ветви жития отторгну осном своим, о нем же глаголаху, яко от отца своего ярости приняти ему болезнь, и от болезни же и смерть.

Мазуринский летописец

Одна из версий смерти царевича Ивана гласит, что тот хотел удержать отца от некого неблаговидного поступка, а царь, разгневавшись, припечатал сына в висок концом того самого единорожьего посоха. Эту трагедию взял за основу для сюжета своей картины знаменитый живописец Илья Репин, правда, у изображенного на полотне посоха есть “натурщик”, существующий и поныне — оригинал хранится в Царском Селе.

И это не единственный посох Грозного, были и другие. Единорожья реликвия в последний раз показалась миру еще при жизни царя, а на помазании Федора Иоанновича уже был “простой” скипетр. Куда делся “единорог” — неизвестно.

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

766

комментариев

5
закладки

Комментарии