Синестезия: цвет звука, вкус прикосновения

Синестезия: цвет звука, вкус прикосновения

Бог органичен. Да. А человек?

А человек, должно быть, ограничен.

© И. А. Бродский

Установлено, что человеческий мозг способен воспринимать информацию об окружающем мире при помощи шести основных органов чувств. Мы видим, слышим, пробуем на вкус, чувствуем запахи, ощущаем кожей и можем держать равновесие, “регулируя” положение тела в пространстве. Наши уши не видят, кожа не чувствует запахов. Однако это вовсе не означает, что органы чувств полностью независимы друг от друга.

 

Частичная замена

Несмотря на кажущуюся “автономность”, восприятие каждого органа чувств тесно взаимосвязано с остальными. Это позволяет нам получать более полную картину окружающего мира, словно пазл, в котором все детали, по отдельности представляющие собой загадку с непонятным результатом, находятся на своих местах.

Тем интереснее работа органов чувств в ситуации, когда один из них по какой-то причине не в состоянии обеспечить полноценный анализ окружающей обстановки, и передачу этой информации в мозг. В такие моменты включается “режим мушкетера”, когда один за всех, и все — за одного. Функции забарахлившего органа перераспределяются на остальные, но это не значит, что слепой начнет видеть ушами, а глухой — слышать носом. Хорошо известно, что у первых лучше развиты тактильные ощущения и слух, а вторые прекрасно читают по губам и жестикулируют, развив моторику в несколько раз лучше, чем у обычного человека. Однако в каждом правиле есть исключения — например, синестезия.

Альтернативное чувство

Традиционная выдержка из словаря:

Синестезия (др.-греч. “вместе”, “ощущение”) — нейрологический феномен, при котором раздражение в одной сенсорной или когнитивной системе ведет к автоматическому, непроизвольному отклику в другой сенсорной системе. Человек, который переживает подобный опыт — синестет.

Другое определение синестезии — явление восприятия, при котором раздражение одного органа чувств наряду со специфическими для него ощущениями вызывает и ощущения, соответствующие другому органу чувств.

Синестезия не является психическим расстройством.

Не относится она и к каким-либо патологиям, совсем наоборот — изрядно помогает человеку, волею судеб утратившему один из органов чувств. Это невероятно интересный феномен, но его изучение заброшено — слишком мало тех, у кого синестезия проявилась, и кого удалось завлечь в исследовательские лабиринты. Считается, что она присутствует у каждого человека и сильнее всего выражена у младенцев. У взрослых — тоже, но примерно в полугодовалом возрасте уже происходит полное “разделение” органов чувств, и уловить эти ощущения становится проблематично. Некоторые исследователи окрестили этот процесс отмиранием нейронов, отвечающих за сохранность синестетических связей. У обладателей синестезии эти нейроны остались.

Они возникают ассоциативно. Простой пример — восприятие цвета. Во многих странах “официальный” траурный цвет — черный, а потому невольно ощущается среднестатистическим европейцем, как нечто мрачное и гнетущее. А на Востоке точно так же воспринимается белый цвет — именно он связан там с траурной обстановкой.

Если синестезия выражена не очень ярко, то это способствует лучшему запоминанию информации: ассоциациативное впечатление “дублируется” сразу на несколько органов восприятия. Здесь будет уместно привести анекдотичную ситуацию с мужчиной, который решил запомнить номер своего вагона необычным способом: “1492, год открытия Америки… Точно не забуду!”, а потом бегал по вокзалу и спрашивал у прохожих, не знают ли они, когда была открыта Америка.

Другое дело — врожденная синестезия. Сначала возникает ассоциация, первичный синестетический образ, и лишь потом — общее впечатление, полученное через основные органы чувств. Этой способностью обладал Соломон Шерешевский, профессиональный мнемонист.

Он обладал феноменальной способностью запоминать ряды слов, таблицы цифр, длинные бессмысленные формулы, фразы незнакомого языка. В большинстве случаев мог безошибочно вспомнить те же самые ряды слов, формулы, фразы через несколько лет. Пределы его памяти по объему и длительности не прослеживались. Память Шерешевского была построена прежде всего на спонтанных синестетических ассоциациях. Слова для него были образами с добавлением различных вкусовых, зрительных и осязательных ощущений.

Синестезия Шерешевского была настолько сильна, что ассоциации порой вытесняли основное чувство. Сам он вспоминал об этом так:

Я подхожу к продавщице мороженого и спрашиваю, какие сорта у нее есть. “Всего полно!” — отвечает она таким тоном, что целая куча угольков и золы вылетает из ее рта. Голоса людей — это букеты цветов, клубы дыма или туман. Я настолько увлекаюсь разглядыванием голосов, что порой не могу понять, о чем со мной говорят.

Память “рядовых” синестетов, несмотря на кажущуюся феноменальность, легко поддается влиянию хаоса. Если поменять привычные предметы местами, то это внесет сумятицу в их разум, поэтому в большинстве своем это щепетильные в отношении порядка люди.

Сочетание несочетаемого

Среди множества разновидностей синестезии особо выделяется хроместезия, она же акустико-цветовая синестезия, или попросту — цветной слух. Синестеты с этой способностью, слыша звук, в качестве “бонуса” воспринимают его не только как обычное звуковое ощущение — к нему добавляется еще ощущение цвета. Современные музыканты, обладатели цветного слуха, говорят, что это плохо контролируемое и довольно неприятное явление — слишком много шума нас окружает.

Многие пытались провести аналогию “спектр — октава”. История светомузыки тянется примерно с 1650 года, когда появились первые теории по этому поводу. Они были очень популярны в XVII-XIX веках, и условно делились на два варианта:

  • цветомузыка — звукоряд сопровождается определенной цветовой последовательностью;
  • музыка цвета — полное отсутствие музыки, замена звуков соответствующим октаве спектром.

Поначалу считалось, что каждой ноте соответствует определенный цвет, но у синестетов это не так — все сугубо индивидуально. Но разве это достаточно веская причина, чтобы не делать попыток совместить несовместимое? Пример тому — “световая симфония” в “Прометее” А. Н. Скрябина. В его партитуре есть строка “Luce” (“Свет”), записанная привычными нотами для необычного инструмента — светового клавира, но конкретное указание соответствия нот и цветов отсутствует. Это не помешало ставить “Прометея” со световым сопровождением, начиная с 1915 года.

Одна из главных проблем ранней светомузыки — опережение технического прогресса идеей. Композиция есть — исполнять не на чем. Конечно, пробы были, и немало, но все же процесс постановки светомузыкального произведения зачастую оказывался не по силам рядовым музыкантам. Поэтому следующий виток в этом направлении произошел в 70-х годах прошлого века: его можно охарактеризовать двумя словами, “Оборудование — в массы!”. Этому способствовало развитие и удешевление электроники, ее всеобщее распространение, и применение на концертах качественного светового оборудования. В это же время появляются довольно примитивные, но все же выполняющие свою прямую функцию “домашние” светомузыкальные установки, проводятся исследования воздействия цветомузыки на космонавтов. Еще через десятилетие по всей Европе появляется множество школ цветомузыки.

Установлено, что любое музыкальное воздействие можно усилить при помощи цвета. Этот принцип применяется на дискотеках, и даже в кинотеатрах — фильм современного формата зачастую усилен не только цветом, но и другими воздействиями — вестибулярным, тактильным и обонятельным.

Сверхчувство

Цветной слух — самое распространенное проявление синестезии, но это не значит, что не встречаются другие. Так, пациентом доктора Ричарда Сайтовича был мальчик 12-ти лет, который принимал различные позы в зависимости от того, какое слово ему сказали. Ребенок был убежден: в каждом слове заключено конкретное движение, и он просто показывает, какое именно. Это явление назвали аудиомоторной синестезией. Доктор повторил опыт: через несколько лет он отыскал уже повзрослевшего пациента и без предупреждения сказал ему несколько слов. Молодой мужчина повторил те же движения, что и в детстве — синестетическое восприятие осталось прежним.

Многие синестеты “видят” цвета букв и цифр. Еще большее количество различает “цвет” звука. Зрение и слух чаще прочих органов восприятия фигурируют в “деле синестетов”, но встречается и тактильно-вкусовое сочетание, и образное — смотреть на предмет и чувствовать, каков он на ощупь.

Невозможно точно подсчитать, сколько типов включает в себя синестезия. Да, в ее основе лежат обычные органы восприятия, но реакций гораздо больше — синестет редко обладает только одной.

Синестезия и окружающий мир

В жизни так много зависит от вопроса “Видите ли вы то, что я вижу?” Этот вопрос связывает людей социально… Но когда ты видишь то, чего не видит никто вокруг, чувствуешь то, чего никто не чувствует, ты обречен на одиночество. Мир вокруг словно бушующий океан, а твои внутренние ощущения — крохотный необитаемый островок бледно желтых “Р”, бирюзовых вторников и нот “ля”, окрашенных в винный цвет.

Патрисия Даффи, синестет

Попытки объяснить синестетическое восприятие мира с точки зрения привычного рационализма и логики только укрепляют стену между обладателем необычных способностей и окружающим миром. Само существование синестезии — прямое доказательство того, что реальность не может быть для всех одинаковой. Но, к сожалению, то, что большинство не способно осознать, — отвергается, как не имеющее права на жизнь. Общество слишком одержимо рационализмом, и полагается только на шесть основных органов чувств. Так ли уж они нужны синестету? Может, для него это просто символ получения информации об окружающем мире, а не его инструмент?

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+2

просмотров

668

комментариев

5
закладки

Комментарии