Гонки на колесницах: слава на все времена

Гонки на колесницах: слава на все времена

Самым богатым спортсменом в современном мире считается Майкл Джордан, американский баскетболист: сумма, которую он заработал за свои 55 лет, составляет примерно $1,85 млрд. Сюда входят и зарплаты, и премии, и рекламные контракты — словом, всё, что приносит Джордану доход. Но баскетболист не может претендовать на звание самого высокооплачиваемого спортсмена всех времен, и сумма, которую он заработал, покажется смехотворной по сравнению с состоянием античного колесничего — в переводе на современные деньги это более $15 млрд по курсу 2010 года! Древнеримского спортсмена звали Гай Аппулей Диокл.

 

История колесничных бегов

Сложно сказать, когда именно гонки на колесницах превратились в один из множества видов спорта: скорее всего, состязание — ровесник самого снаряда, то бишь колесниц. Наиболее популярным оно стало в Древней Греции, Римской империи и Византии: письменное упоминание о гонках встречается в гомеровской “Илиаде”, когда автор рассказывает о соревновании в честь павшего Патрокла. Там проводилось довольно скромное состязание — всего один круг, а призом была рабыня и медный котелок на сдачу. Еще более раннее упоминание встречается в сюжетах, изображенных на керамических изделиях, найденных в Микенах. Легенды уносят нас еще дальше, рассказывая о царе Эномае, который устроил гонку, пообещав отдать победителю свою дочь в жены: считается, что с этого состязания начались первые Олимпиады.

По словам современников, это соревнование являлось столь же опасным, сколь зрелищным — до такой степени, что было единственным, для наблюдения за которым допускались женщины. Участники — как сами возничие, так и лошади — очень часто получали травмы, а то и погибали. Не обходилось и без ставок: колоссальное количество зрителей, и столько же мнений, вели к неизбежным спорам, и целые состояния ставились на кон. В Олимпиадах существовало два вида гонок, отличие между которыми было лишь в количестве лошадей — две (“синорис”) или четыре (“тетрилон”): участие могли принимать до 60 колесниц одновременно, но такое количество набиралось довольно редко. Десять тысяч зрителей наблюдали за бешеной скачкой: она действительно была такой, потому что гоночная колесница должна быть легкой, и с нее убирали все “лишнее”, в частности, рессоры, так что тряска колесничему была обеспечена. Благо, для собственной безопасности он все равно стоял на ногах. Кстати, атлеты, представлявшие этот вид спорта, были единственными античными спортсменами, на которых имелась одежда. Тоже для безопасности: частые аварии и пыль из-под колес могли сделать смертельной любую гонку, и соревноваться обнаженным — значит, уменьшить свои шансы не то что на победу, но и на саму жизнь.

Для возничего опасной была вся гонка, от старта до финиша, а вот зрители ждали главного — прохождения поворотного столба в конце ипподрома. Разворот получался очень резким, и именно на этот участок приходилась львиная доля аварий — при условии, что колесница вообще сюда дошла, и не была сбита более наглым и беспринципным соперником. Такие вещи были под запретом, но поди разберись — кто там в клубах пыли на кого наехал, и кто кого столкнул на землю. Может показаться, что состязание несет в себе больше вреда, чем может выдержать один человек, но ведь победителей не судят? Тому, кто первым добрался до финиша, на Всеафинских играх полагалось 140 амфор оливкового масла — больше, чем колесничему могло понадобиться за всю его жизнь. Это был очень дорогой приз.

Что касается римлян, то здесь у истоков гонок стоят этруски (которые, видимо, сами “потянули” их у греков). Основным ипподромом был Большой цирк (600 метров в длину и 225 в ширину), рассчитанный на 150 тысяч зрителей.

В ходе гонки соперники обгоняли и “подрезали” друг друга, пытаясь столкнуть соседей в разделительный барьер, на котором располагались бронзовые фигурки, — их сбрасывали в ров с водой, когда участники преодолевали очередной круг. Постепенно тяга к прекрасному победила спортивный азарт: на барьере появилось такое количество украшений, что зрителям было попросту не рассмотреть происходящее по ту сторону барьера. Правда, официально считалось, что невозможность наблюдать за гонкой в течение короткого времени только подогревает интерес. Римляне сократили число кругов: в отличие от греческих соревнований, здесь колесница должна была пройти пять кругов, а не двенадцать, — это было сделано для увеличения ежедневного количества заездов. Предпочтительнее прочих были “квадриги” — четверки лошадей, но желание возницы покрасоваться могло увеличить количество животных и до десяти. Правда, толку от этого было мало. Кроме того, от греческих колесничих римляне отличались большим вниманием к собственной безопасности: тут вам не просто одежда, а вполне серьезные шлемы и защитные щитки. С собой — обязательный нож: это объясняла привычка римских гонщиков наматывать поводья на запястья, а не держать их в руках, как греческие “коллеги”. Если колесница переворачивалась, то лошади тащили за собой и транспортное средство, и незадачливого “водителя” — от неминуемой смерти его могло спасти только своевременное избавление от пут. Еще одно отличие — победитель. В Греции колесница могла принадлежать одному человеку, а в гонке участвовал другой, однако в случае победы все награды доставались владельцу. Выигравший гонку возница в Риме, даже будь он последним рабом, получал заслуженные почести в виде небольшого денежного вознаграждения и лаврового венца. Это объясняет стремление многих рабов принять участие в гонках: череда выигрышей сулила долгожданную свободу, которую можно было выкупить за накопленные средства. Конечно, при условии, что гонщик до нее доживет: редкий колесничий отмечал 35-40-летний день рождения. Один из самых знаменитых возничих, Скорп, провел более 2000 заездов — и прославился на всю Империю уже тем, что пережил их все. Он погиб на очередной гонке у поворотного столба, в возрасте 27 лет.

Частым посетителем Цирка был император, чей дворец располагался неподалеку. Но, если Цезарь обычно углублялся в чтение вследствие своего равнодушия к происходящему на ипподроме, то Нерон был ярым поклонником гонок. При нем начали формироваться гоночные клубы — объединения болельщиков. Изначально было две команды, “Белые” и “Красные” (“зима” и “лето” соответственно), позднее к ним добавились “Синие” и “Зеленые”, “Пурпурные” и “Золотые”, но время пощадило только вторую пару. На заре становления их можно сравнить с нынешними футбольными фанатами, но впоследствии клубы набрали серьезную силу, и начали принимать участие в политической жизни страны. Нерон лично поддерживал их финансами: это позволило командам заиметь собственные конюшни, где располагались лошади и колесницы, а также племенные фермы и плацы для тренировок. Гонщики команд не были “привязаны”, и могли свободно переходить из одной фракции в другую.

В Византии гонки почти полностью повторяли римские соревнования, разве что письменный учет всего и вся велся не так строго. “Синие” и “Зеленые” из фанатов превратились в натуральную мафию, устраивая бунт за бунтом. В итоге терпение властей лопнуло: в 532 году, при императоре Юстиниане, был подавлен крупнейший мятеж (восстание “Ника”), что стало переломным моментом не только в жизни команд, но и в самом существовании гонок на колесницах. Восстание “Ника” стало последней каплей: потасовка болельщиков на ипподроме переросла в бунт, более 35 тысяч мятежников были убиты, и после этого происшествия популярность гонок резко упала, а потом и вовсе сошла на “нет”.

Лучший из лучших

Несмотря на популярность этого вида спорта и на заработок возничих, который серьезно превышал доход во многих других профессиях, колесничие в глазах римлян были не самой достойной категорией населения, а потому и выборах не участвовали, и прилюдно с ними никто не стремился разговаривать. Основной контингент — плебеи, рабы, или вольноотпущенники.

Гай Аппулей Диокл родился в римской Лузитании в 104 году. Конюх из провинции, смел ли он мечтать о славе великолепного колесничего, соперника богов в скорости и ловкости? Уже в 18 лет он выступил на знаменитом ипподроме “Большой цирк”, поочередно защищая “белых” и “зеленых”, и определившись с собственной фракцией к 27 годам — с этого возраста он выступает за “красных”, до самого завершения карьеры — последнюю гонку Диокл провел в 42 года, немыслимый возраст для людей с такой “специализацией”!

Количество гонок впечатляет: 4257 заездов, на которые пришлось 1462 первых места. Кроме того, была 861 награда за второе место, 576 за третье и 1 за четвертое. Из общего количества заездов Диокл остался без награды 1357 раз. Это говорит о недюжинном таланте колесничего, и высоком уровне владения мастерством. В совокупности они позволили дожить Диоклу до “преклонного возраста” (для сравнения — Полиник погиб в 29 лет, Скорп — в 27, Крецент в 22, на их фоне Диокл выглядит настоящим стариком).

В общей сложности гонки принесли Диоклу почти 36 млн сестерциев: этой суммы хватило бы, чтобы два месяца платить жалованье всей римской армии. Или целый год кормить Рим хлебом. Удачливый возничий легко наживал состояние, с которым не могли сравниться остальные: так, например, гонка оплачивалась суммой от 20 до 60 тысяч сестерциев, в зависимости от ее значимости, а простой легионер получал еженедельное жалованье всего 20 сестерциев, как и большинство римлян. Даже несмотря на солидные отчисления, которые колесничий делал своей фракции, он все равно оставался чрезвычайно богатым человеком. О капитале самого Диокла, как и о части его биографии, можно узнать с памятника, воздвигнутого ему друзьями и поклонниками.

 

 

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+2

просмотров

646

комментариев

4
закладки

Комментарии